Вы здесь

Back to top

Интервью Алексея Текслера «Russia Today» на Российской энергетической неделе

Алексей Текслер: "Россия соответствует всем трендам"

05.10.2018

Беседовал Владимир Цегоев

В Москве завершился второй день международного форума «Российская энергетическая неделя» (РЭН). На площадке саммита RT поговорил с первым заместителем министра энергетики РФ Алексеем Текслером. Представитель Минэнерго в эксклюзивном интервью рассказал о внедрении передовых технологий в топливно-энергетическом комплексе страны и о планируемых мерах стимулирования нефтедобычи. Также Текслер поделился планами министерства по трансформации нефтяного сорта Urals в национальную эталонную марку сырья.

Алексей Леонидович, поскольку вы в Минэнерго РФ курируете процесс модернизации и цифровизации российского топливно-энергетического комплекса (ТЭК) и эта тема уже поднималась на полях РЭН, не могли бы вы немного рассказать о том, как на сегодняшний день осуществляется развитие данного направления в нашей стране?

— Энергетика как таковая, конечно, генерирует большое количество информации, и необходимо правильное использование современных методов её обработки. Например, тех, которые применяются в той же телекоммуникации: big data и искусственного интеллекта. Все эти технологии возможно применять и в энергетике, и сегодня так и происходит. В данном контексте в первую очередь речь идёт об электроэнергетике, а также нефтегазовой отрасли при добыче и переработке углеводородного сырья.

В этом смысле Россия соответствует всем трендам. Мы не только не уступаем, но по некоторым направлениям в рамках использования технологий ещё и опережаем зарубежные компании. Мы, как Министерство энергетики, и российское правительство пытаемся сделать нормативную базу максимально удобной для применения таких технологий.

В рамках внедрения инновационных технологий в отрасли ТЭК, в частности, была разработана «дорожная карта» «Энерджинет». Как сегодня продвигается её реализация?

— «Энерджинет» касается не столько настоящего, сколько будущего энергетической отрасли — возможности использовать интеллектуальные системы в электроэнергетике и применять это в нашей стране, а в будущем использовать для выхода на международные рынки. «Энерджинет» сегодня — это «дорожная карта» национальной технологической инициативы, которая учитывает направления применения интеллектуальных систем в сетях, в распределённой генерации, в потребительских сервисах.

Мы привлекли и частные независимые небольшие компании, которые разрабатывают соответствующие технологии, а также крупные государственные и частные энергетические компании, которые эти технологии могут применять. Дело в том, что здесь мы говорим не только о технологиях, но и об изменении энергетического ландшафта, бизнес-моделей и подходов в энергетике, а также повышении эффективности. Мы вместе с нашими компаниями очень активно над этим работаем. Этот вопрос также обсуждался на площадках РЭН. В целом на сегодняшний день можно сказать, что Россия — высокотехнологичная страна по внедрению интеллектуальных цифровых решений в энергетике, и мы будем этот тренд продолжать.        

Теперь, если позволите, хотелось бы немного отойти от темы внедрения технологий в ТЭК и поговорить об одной из наиболее обсуждаемых сегодня тем — разработке стимулирующих мер для увеличения добычи нефти в России. С 1 января 2019 года на ряде месторождений заработает новый налоговый режим, предполагающий взимание налога на дополнительный доход (НДД). Насколько, по вашей оценке, в целом отрасль на сегодняшний день готова к переходу на работу с НДД?

— Действительно принята вся нормативная база, утверждён Государственной думой и подписан президентом закон о введении налога на дополнительный доход в нефтяной сфере. Этот закон позволяет, особенно в наших традиционных регионах — Западной Сибири (хотя НДД рассчитан на всю страну и на Восточную Сибирь в том числе), применять метод обложения не от физических объёмов добытой нефти, как это происходит во многом сейчас, а от финансовых показателей. Другими словами, данная инициатива учитывает экономику самой добычи.

Проблема в том, что горно-геологические и физические условия меняются и становятся всё более трудными. Себестоимость добычи в традиционных регионах растёт, и мы должны на это адекватно реагировать и принимать необходимые меры для того, чтобы наша основная ресурсная база была востребована. Сегодня мы наблюдаем тренд снижения добычи в Западной Сибири. Поэтому был принят такой закон. Мы долго его обсуждали. Более восьми лет шло обсуждение этих инициатив, и в этом году было принято решение: со следующего года такой режим в рамках пилотного проекта заработает.

Он затронет небольшой объём нефти — всего лишь 15 т, в то время как мы добываем свыше 550 млн т в год. Так что на небольших «пилотах» мы запустим в тестовом режиме новую налоговую систему и, безусловно, рассчитываем на то, что от эксперимента мы перейдём к более широкому применению данного инструмента. Это не льготы, это новый налоговый режим и новая реальность в нефтяной сфере, которая действительно учитывает экономику и даёт возможность конкурировать более активно на мировом рынке. У нас колоссальный запас нефти и газа, и монетизировать эти ресурсы — одна из основных задач, которая перед нами стоит.

Не могли бы вы объяснить, почему же тогда возникли ещё и дополнительные предложения по стимулированию добычи? Я имею в виду те шесть мер, предложенных правительству, о которых ранее заявлял глава Минэнерго Александр Новак.

— Как я уже сказал, всего лишь 15 млн т попадает в периметр эксперимента внедрения НДД. Это лишь капля в море наших возможностей. Поэтому были предложены меры, в первую очередь направленные на применение новых способов стимулирования добычи в Западной Сибири. Что представляют собой эти меры? В первую очередь это так называемый аплифт, то есть возможность применения ещё более повышенной нормы амортизации при проведении инвестиций в добычу в Западной Сибири.

Мы говорим о резком повышении эффективности добычи, благодаря чему сможем переломить тот тренд, который есть сейчас. Падая на 3—4% в год в добыче в Западной Сибири, мы как минимум выравняем этот тренд и позволим на ближайшие 10—15 лет выйти на рост производства. Соответственно, это новая налоговая база, это новые дополнительные доходы в бюджет.

Аплифт — это крупнейшая мера. Далее мы предлагаем стимулировать НДД через применение специального коэффициента к налогу на прибыль. Также речь идёт о расширении НДД, о чём я уже сказал, — применении более активных мер по расширению нового налогового режима. Кроме того, было предложено применение соответствующих стимулирующих мер при разработке гринфилдов и нефтяных оторочек (залежей, в которых нефть занимает гораздо меньшую долю, чем газ. — RT). Кроме того, мы также говорим и о продлении льготных режимов, которые раньше рассчитывались до определённого периода. Теперь вместо завершения льготных периодов в конкретном году мы предлагаем перенести окончание их действия на момент достижения определённого результата.

Меры позволят существенно увеличить инвестиции. Это тоже одна из задач, которая была поставлена указом президента, — достигнуть доли инвестиций в экономику в размере 25% ВВП. Мы надеемся, что в следующем году все наши инициативы превратятся в конкретные законы и мы сможем применить эти стимулирующие меры.

Повторюсь, основная наша задача — это монетизировать наши запасы, которые иначе не будут разработаны, потому что их разрабатывать неэффективно в сегодняшней налоговой парадигме. Все эти меры приведут к тому, что мы вовлечём запасы Западной Сибири — а это больше 11 млрд т нефти — в фактическую рентабельную разработку, и это позволит сохранить нашу долю на мировом рынке.         

Также мы хотели узнать ваше мнение по следующему вопросу. Недавно агентство S&P Global Platts вынесло на обсуждение представителей нефтяной отрасли предложение включить в эталон Brent сорта нефти, добываемой за пределами Северного моря. Ранее в Shell заявляли, что оптимальным кандидатом для пополнения нефтяной корзины Brent является российский сорт Urals. Как вы оцениваете перспективы вхождения Urals в североморский бенчмарк?

— В настоящий момент у нас реализуется наша собственная инициатива. Мы вместе с нашими компаниями и Санкт-Петербургской товарной биржей пытаемся сделать Urals отечественным бенчмарком, в том числе на основе котировок которого формировалась бы цена. Сегодня цена на наш Urals формируется как дисконт к цене Brent. Учитывая, что нефть Brent в объёмах добычи на порядок меньше, чем Urals, всё равно именно она является эталоном. Нам кажется это неправильным, и поэтому мы продвигаем идею нашего собственного бенчмарка Urals.    

Для этого принята соответствующая «дорожная карта». Для тех компаний, которые готовы формировать соответствующие котировки, мы даём график экспорта раньше, чем наши традиционные графики, то есть стимулируем компании этим заниматься. Правда, процесс непростой, потому что это мировой рынок, у него есть определённые правила, но мы этим активно занимаемся.

Что касается предложения включить Urals в составную часть бенчмарка Brent, мы в настоящий момент изучаем этот вопрос. Будем рассматривать такой вариант, советоваться с нашими компаниями и посмотрим, какое решение будет принято в итоге. Данная инициатива как минимум, на мой взгляд, является реакцией на наши усилия по продвижению собственного эталона. Так что мы видим: к нашим идеям прислушиваются. Тем не менее мы это положительно оцениваем и будем работать по этому вопросу.

Интервью на сайте Russia Today доступно по ссылке