Вы здесь

Back to top

Выступление Заместителя Министра энергетики Российской Федерации А.Б. Яновского на 3-й Международной видеоконференции «Управление рисками в энергетике-2020»

Уважаемые коллеги!

Приветствую участников 3-й Международной конференции «Управление рисками в энергетике – 2020»! Проведение конференции представляется особенно важным с учетом происходящих изменений в глобальной энергетике,
и востребовано в период глобального распространения пандемии COVID-19, оказывающей прямое влияние на многие сферы жизнедеятельности. Текущая ситуация дестабилизировала мировые топливные рынки. Очевидно, что мы столкнулись не с обычным циклическим спадом, а с серьезными изменениями в мировой экономике, и как следствие, в энергетике. Вопрос, как она будет восстанавливаться, и на каких принципах: сотрудничества или конфронтации?

Пример сотрудничества – достигнутые договоренности между производителями нефти в рамках ОПЕК++ о сокращении объемов нефтедобычи, которые стали шагом на пути сближения фундаментальных показателей спроса и предложения и, как следствие, балансировки рынка. Предпринимаемые крупными потребителями нефти шаги по смягчению карантинных мер также будут стимулировать постепенное восстановление спроса на нефть. Готовы с учетом конъюнктуры рынка к принятию необходимых мер в контакте с партнерами по ОПЕК+ и другими странами. Однако нефтяные компании демонстрируют в I квартале убытки и уже приняли решения о сокращении своих инвестиционных программ, что создает как риски по удовлетворению перспективного спроса, так и риски слияний и поглощений. Готовы с учетом конъюнктуры рынка к принятию необходимых мер в контакте с партнерами по ОПЕК+ и другими странами.

Продолжает лихорадить рынок газа, сокращаются объемы его потребления. Цены на Европейском спотовом рынке достигли абсолютного минимума за много лет. Цены по долгосрочным контрактам снижаются.

Ожидается, что на этом рынке восстановление пройдет быстрее, поскольку показатели среднегодового сокращения мирового спроса на газ составляют всего 3-5%, в основном в промышленности и коммерческом секторе.

Активное развитие рынка СПГ создает риски устойчивости трубопроводных поставок газа, являющихся в настоящее время основой газоснабжения.

Снижение потребления в электроэнергии и тепла не будут столь чувствительными, как в нефтегазовом секторе. Спрос на электроэнергию снижался на 10-30% в периоды жесткого карантина и постепенно восстанавливается по мере его ослабления. Падение спроса привело к снижению рыночных цен на электроэнергию. Так, на европейских рынках они снизились на 25-50% в тех странах, где были введены жесткие карантины.

Выход из кризиса может осуществляться по разным траекториям, с разными приоритетами. Для удовлетворения глобального спроса на энергию исходим из необходимости сбалансированного развития углеродной, атомной и возобновляемой энергетики. При этом нам вполне очевидна безальтернативность ископаемых источников энергии в мировом энергобалансе в средней и долгосрочной перспективе. Важным фактором обеспечения энергетической безопасности является диверсификация источников, маршрутов и поставщиков энергии.

Политика России в энергетической сфере открыта и изложена в публичном документе - Энергетической стратегии России на период до 2035 г., в которой определены не только цели, задачи и количественные ориентиры, но и механизмы их достижения.

Особенности предстоящего периода развития мировых энергетических рынков связаны с процессами их реструктуризации, возрастанием удельного веса развивающихся стран, обострением конкуренции и, конечно же, последствиями пандемии. Энергетические рынки Европы, Азии и стран СНГ останутся основными рынками сбыта продукции российского топливно-энергетического комплекса
на обозначенный период. Осуществляются меры по снижению транзитных рисков, включая дальнейшее развитие и совершенствование экспортной инфраструктуры, обеспечивающей надежность поставок российских энергоносителей на указанные рынки.

Предусматривается также диверсификация товарной структуры экспорта энергоносителей за счет увеличения в нем доли энергетических продуктов
с высокой добавленной стоимостью (нефтепродукты, сжиженный природный газ, газомоторное топливо, продукция газохимии и нефтехимии, электроэнергия). Это позволит снизить риск монозависимости российского энергетического сектора
от экспорта энергоносителей, а также увеличить доходность и эффективность международной деятельности российских топливно-энергетических компаний без существенного увеличения объемов экспорта первичных энергоносителей.

Россия является одним из мировых лидеров по запасам, производству
и экспорту энергоносителей, в том числе технологий атомной энергетики. Наша страна открыта окружающему миру и выступает за повышение долгосрочной устойчивости энергетических рынков и глобальную энергетическую безопасность без ущерба национальным интересам любых государств. Оставаясь ведущим игроком на мировом рынке углеводородов, а также активно участвуя в развитии рынков электроэнергии и угля, укрепляя позиции в мировой атомной энергетике, Россия заинтересована в сохранении стабильных отношений с традиционными потребителями российских энергоресурсов и формировании устойчивых связей
на новых энергетических рынках. Мы также поддерживаем международные усилия по противодействию изменению климата, охране окружающей среды
и рациональному природопользованию, обеспечению всеобщего доступа к энергии и развития чистых технологий.

Россия ведет активную работу по использованию новых источников энергии – в частности, по развитию водородной энергетики, в том числе в сотрудничестве с зарубежными партнерами.

Считаем безальтернативной необходимость коллективных, взаимовыгодных и согласованных действий участников энергетических рынков по выходу из сложившейся непростой ситуации и повышению устойчивости рынков на перспективу.

При этом существенно возрастает роль энергетической аналитики, призванной оценить возможные и наметить рациональные пути устойчивого энергетического развития, дать некие ориентиры указанных коллективных действий. Отмечу, кстати, что по инициативе и при поддержке России один из исследовательских проектов именно такой направленности был запущен под эгидой ЕЭК ООН.

Другим аспектом коллективных действий может стать растущая роль международных энергетических организаций. Если признаются успешными действия ОПЕК++ на нефтяном рынке – то возможно, консолидирующую антикризисную роль в газовой сфере мог бы в каком-то формате сыграть и ФСЭГ?

Уважаемые коллеги! Говоря о проблеме управления долгосрочными рисками в энергетике, особенно, в период трансформации энергетических рынков, хочу также отметить следующее. Указанная трансформация, так называемый «энергетический переход», являются не целью, а средством. Средством чего? Очевидно, выполнения энергетикой своих важнейших функций в рамках мирового, регионального, странового экономического развития. При этом проводимая различными странами и объединениями энергетическая политика может опираться на самые разные установки, приоритеты и предпочтения, зависеть от субъективных факторов и т.д. Говоря условно, в этой сфере можно всё – но не бесплатно.

Именно с платой за ошибочную, недальновидную энергетическую политику связаны, на наш взгляд, главные риски. Заблаговременное выявление, оценка и обоснование этих рисков (то, что иногда называют ранним стратегическим предупреждением) относится к числу первоочередных задач в данной сфере.

Направлений, требующих такого анализа, достаточно много, например:

- политика в отношении угля и других ископаемых энергоресурсов, которые еще многие годы будут служить источником энергоснабжения и обеспечения благосостояния многих людей на Земле;

- политика совместного развития и использования огромного существующего в энергетике инновационного потенциала (а также потенциала реального роста энергоэффективности);

- политика в сфере борьбы с изменениями климата (в части системных экономических последствий намечаемых мер);

- политика международного энергетического сотрудничества (в части односторонних и конфронтационных, в т.ч. санкционных мер).

Решение этих задач станет барьером на пути несбалансированных, «ведущих в никуда» политических решений – и, напротив, обеспечит поддержку решений позитивных и стратегически выверенных (в т.ч. инновационных).

Понятно, что в этой сфере пока больше вопросов, чем ответов – но ее важность делает проблему управления рисками в энергетике крайне востребованной.

Надеюсь, что работа конференции будет способствовать решению данной проблемы и укреплению энергетического сотрудничества.

Спасибо за внимание.