Вы здесь

Back to top

Доклад Министра энергетики Российской Федерации А.В. Новака на Первой встрече министров энергетики стран-участниц «Группы двадцати»

 

Уважаемые Дамы и Господа!

Позвольте от имени Министерства энергетики Российской Федерации приветствовать проведение Первой встречи министров энергетики стран-участниц «Группы двадцати». В соответствии с решением лидеров «Группы 20», энергетика становится приоритетной темой диалога наших стран. Открытие новой диалоговой площадки высокого уровня, несомненно, способно оказать благотворное влияние на развитие мировых энергетических рынков, участники которых заинтересованы в укреплении стабильных и транспарентных экономических связей.

Учитывая эту благородную миссию, хочу также поблагодарить Правительство Турецкой Республики и лично господина Али Ризу Алабоюна за прекрасную организацию нашей встречи. Очень важно, что председательствующая в «Группе двадцати» Турция присвоила приоритетное значение вопросам улучшения инвестиционного климата и устранения пробелов в сфере инвестирования в инфраструктуру. Прежде всего, в энергетическую инфраструктуру.

Рассматривая инвестиционный процесс в сфере энергетики, мы, в первую очередь, учитываем его значение для развития мировой экономики в целом. По известным нам данным Международного энергетического агентства (МЭА), совокупные инвестиции в сектора углеводородной, возобновляемой энергетики и электроэнергетики в последние 5 лет стабильно превышали 1,5 трлн долларов. До 2035 года совокупные инвестиции в энергетику и повышение энергетической эффективности экономики могут составить более 48 трлн долл. Таким образом, в обозримой перспективе энергетика останется одним из главных драйверов мировой экономики, создавая условия для улучшения качества жизни людей во всех уголках земного шара. Не случайно, что в повестку ООН по развитию энергетика была включена в качестве отдельной цели.

1. Тренды в развитии энергетики

Распределение потоков инвестиций в огромной степени зависит от объективных процессов развития энергетики, среди которых ведущими, на наш взгляд, являются:

- во-первых, диверсификация национальных систем энергообеспечения. Общая заинтересованность в укреплении энергетической безопасности своих экономик заставляет государства мира снижать зависимость от импорта энергоресурсов через развитие ВИЭ и, когда это возможно, увеличение собственной добычи углеводородного сырья. Во всем мире происходит снижение доли ископаемых топлив в производстве электроэнергии, осваиваются новые технологии добычи трудноизвлекаемых запасов. По прогнозам МЭА, за 20 лет доля выработки электроэнергии из возобновляемых источников возрастет во всем мире с 22% до 33%, а традиционной энергии снизится с 78% до 67%.

Развитие технологий добычи вместе с высокими ценами на нефть за предыдущие 10 лет способствовали началу реализации добычных проектов в странах, где углеводороды до этого не производились – например, в Израиле (газ, 2013), Гане (нефть, 2010), Южной Корее (газ, 2004 г.). Успешные опыты по освоению глубоководных газогидратов были проведены в Японии, что заставило экспертов говорить о начале новой эры в использовании углеводородов.

По экспертным оценкам, в период 2014-2035 гг. объем инвестиций в возобновляемую электроэнергетику вдвое превысит инвестиции в производство электроэнергии на основе ископаемого топлива (5,8 трлн долл против 2,7 трлн. долл). Названные мной процессы существенно изменяют сложившиеся энергетические балансы.

- вторым очевидным трендом развития мировой энергетики является развитие энергоэффективности. Этот процесс не только позволяет сдерживать рост глобального спроса на энергию даже в условиях роста производства, но и способствует смягчению последствий различных шоков от недопоставок энергоресурсов на мировые рынки.

За последнее десятилетие практически во всех развитых странах энергоемкость ВВП снизилась на 15-20%. А за ближайшие 20 лет в сектор энергоэффективности (транспорт, ЖКХ и производство) планируется инвестировать около 8 трлн. долл. Это позволяет мировой экономике развиваться темпами, превышающими динамику роста потребления первичных энергоресурсов.

- третий тренд, с которым сегодня приходится считаться инвесторам, - смещение фокуса спроса на энергоресурсы в сторону АТР, и, прежде всего, – быстрорастущих экономик Китая и Индии. За последние 15 лет мировое потребление первичных энергоресурсов возросло на 50%, и практически весь этот рост был обеспечен потреблением в Азии и на Ближнем Востоке. Несмотря на замедление темпов роста экономики Китая, все мировые эксперты сходятся во мнении, что тенденция опережающего потребления энергоресурсов в АТР сохранится в среднесрочной перспективе.

2. Вклад России

Россия, как крупнейший участник энергетического рынка, активно участвует в процессах развития мировой энергетики.

Так, несмотря на обеспеченность углеводородными ресурсами, мы работаем над снижением зависимости экономики от углеводородов в интересах борьбы с изменениями климата и развития технологической базы. Около половины всех новых энергетических мощностей в России – это гидроэлектростанции, атомные электростанции и станции ВИЭ.

При этом российские технологии сооружения гидро- и атомных электростанций широко востребованы и конкурентоспособны во всем мире.

Сегодня за рубежом реализуется 29 проектов строительства атомных энергоблоков российского дизайна с участием российских компаний. Российское гидроэнергетическое оборудование и технологии сооружения гидроэлектростанций широко применяются практически на всех континентах – в Латинской и Южной Америке, в Азии, Европе и Африке.

Активно развиваются и другие возобновляемые источники энергии – солнечная и ветрогенерация, малая гидроэнергетика, производство энергии из биомассы.

Развивается и технологическая база отрасли. В этом году на Белоярской АЭС в Свердловской области состоится пуск нового реактора на быстрых нейтронах (БН-800),  в ходе строительства которого российскими атомщиками был наработан уникальный опыт. Интерес к российским технологиям атомных энергоблоков четвертого поколения проявляют специалисты Франции, Китая и других стран.

В этом году в России (в Новочебоксарске) началось строительство завода по производству новых солнечных батарей на полупроводниковых гетероструктурах. Разработанная на основе открытий российского лауреата Нобелевской премии Жореса Алферова, новая технология (с эффективностью в 4 раза выше традиционной) может стать новым стимулом для развития солнечной генерации. При этом главная роль в развитии технологий ВИЭ отводится у нас малому и среднему бизнесу.

Не менее важным, чем развитие неуглеродных технологий в электроэнергетике, является для нас повышение энергоэффективности  национальной экономики. За двадцать лет мы собираемся снизить удельную энергоемкость ВВП в 1,6 раза, а электроемкость – в 1,4 раза по сравнению с 2014 годом. При почти двойном росте ВВП потребление первичной энергии увеличится в России менее, чем на 20%.

Большой вклад в развитие энергоэффективности вносит программа повышения уровня полезного использования попутного нефтяного газа и модернизация электроэнергетических мощностей.

Общий объем инвестиций в сектор энергоэффективности до 2035 г. мы оцениваем в 240 млрд. долл. Пользуясь случаем, хотел бы пригласить ваших экспертов принять участие в Четвертом международном форуме по энергоэффективности и развитию энергетики (ENES 2015), который пройдет в Москве 9-21 ноября 2015 г. На полях форума мы планируем провести встречу Министров энергетики стран БРИКС.

Наконец, отвечая на изменение географии спроса на энергоресурсы, Россия проводит комплекс мер для облегчения доступа потенциальных потребителей к российским энергоресурсам, имея в виду, в первую очередь, расширение поставок энергоресурсов в направлении АТР.

Среди этих мер:

– возрождение Северного морского пути, что позволит, в частности, сформировать новые, более короткие и гораздо более выгодные маршруты доставки энергоресурсов;

-  развитие трубопроводной системы ВСТО для роста экспорта нефти в восточном направлении;

- реализация Восточной газовой программы, в том числе создание четырёх крупных центров добычи газа и строительство газопроводов в направлении Китая – прежде всего, Силы Сибири.

- отмечу также проработку проектов экспорта электроэнергии в Китай, Японию и другие страны Азии, в том числе, энергии проектируемого сейчас ветропарка на Дальнем Востоке. По нашим планам, к 2035 году экспорт электроэнергии из России предполагается нарастить в 8 раз (до 74 млрд кВт-ч).

В каждом из направлений развития энергетики Россия стремится действовать в тесной кооперации с иностранными партнерами, приглашая для участия в энергетических проектах инвесторов из разных стран мира. Несмотря на введенные в отношении нефтегазового комплекса России нелегитимные санкции,  сегодня все крупнейшие зарубежные партнеры сохраняют свои основные активы в России и продолжают в них инвестировать. Например, доля иностранных инвесторов в акционерном капитале публичных российских нефтяных компаний превышает 26%, а общий объем инвестиций в нефтяную отрасль в прошлом, уже санкционном году, вырос на 10% и составил 986 млрд руб. При этом доля иностранных инвесторов в целом ряде крупнейших энергетических проектов России, таких как «Ямал-СПГ», Сахалин-1 и Сахалин-2, превышает 40%.

3. Дестабилизирующие факторы

Действуя в русле отмеченных мной тенденций, Россия, как и другие участники энергетических рынков, сталкивается сегодня с действием ряда дестабилизирующих факторов, затрудняющих принятие инвестиционных решений. Прежде всего, это высокая волатильность нефтяных цен и политическая напряженность, выстраивающая искусственные барьеры на пути инвестиций и технологической кооперации.

Сегодня мы наблюдаем кризис сложившихся институтов регулирования энергетических рынков и обеспечения мировой энергетической безопасности. Расширение числа поставщиков и увеличение предложения на рынке первичных энергоресурсов трансформирует систему традиционных связей между поставщиками и потребителями. Снижение роли поставщика в обеспечении энергобезопасности влияет на функции таких регуляторов рынка, как ОПЕК или ФСЭГ. Рынок продавца на наших глазах становится рынком покупателя, что во многом дезориентирует инвестора.

Кроме того, на инвестиции могут оказывать влияние:

-  повышение ключевой ставки в крупнейших экономиках мира, снижающее привлекательность рисковых инвестиций в высокие технологии, прежде всего – в нетрадиционную энергетику;

- неопределенность с долгами некоторых стран Европы и замедление экономики основного потребителя энергоресурсов – Китая;

- наличие свободных мощностей в странах – производителях первичных энергоресурсов.

Нетрудно заметить, что и волатильность цен, вызванная рассинхронизацией предложения и спроса на рынке нефти, и политическая напряженность во многом зависят от неумения или нежелания стран-производителей и потребителей энергоресурсов договариваться. Нам нужна новая устойчивость в энергетике, основанная на разнообразных взаимовыгодных партнерствах, способных заложить основы для новых эффективных инвестиций в энергетику.

Пока же политические разногласия приводят к решениям, наносящим ощутимый экономический ущерб всем сторонам конфликта. Конкретный пример таких действий можно увидеть в фактическом срыве проекта строительства Южного потока, призванного снизить транзитные риски в газоснабжении стран Южной Европы. Есть также примеры искусственной изоляции крупных игроков на энергетических рынках посредством санкций (Россия, Иран) или разрушения единой системы добычи и доставки энергоресурсов (Ирак, Сирия, Ливия). В этих случаях, по-видимому, более уместно говорить о недобросовестной конкуренции и переделах рынков нелегитимными средствами.

Такие действия оказывают негативное влияние не только на текущие отношения стран и регионов, но и на конфигурацию будущего: замедляется или отменяется реализация важных проектов, усиливается неопределенность, уходят инвесторы.

Ожидается, что в 2015 г. объемы инвестиций в нефтедобычу по всему миру могут упасть на $ 150-170 млрд (оценка JPMorgan, сентябрь 2015 г.) Это больше, чем в кризисном 2009 г. – тогда капиталовложения сократились на 57 млрд. долл.

Это отражается и на сокращении численности персонала, и на функционировании смежных отраслей, включая науку. Вызванное недоинвестированием сокращение производства может в будущем вызвать новый дефицит энергоресурсов, чреватый скачкообразным ростом цен на энергоносители и политической турбулентностью.

4. Возможности по стабилизации рынков

В таких условиях международному сообществу важно наметить правильные ориентиры, понять, на что можно опереться для восстановления доверия.

Одной из таких опор может стать совместная реализация крупных инфраструктурных проектов, таких как создание общеевропейского электроэнергетического пространства, единого экономического пространства «от Лиссабона до Владивостока», построение нового Великого шелкового пути.

Возможные разногласия, трения или даже конфликты сторон в политической плоскости не должны негативно отражаться на технологическом сотрудничестве компаний, прежде всего, в области энергосбережения, предотвращения климатических изменений, внедрения энергоэффективных технологий.

Если решение этих вопросов на региональном уровне оказывается по тем или иным причинам невозможным, мы должны активнее использовать диалоговые площадки межрегионального уровня, эффективность которых уже была доказана временем. Неслучайно, что Президент России В.В. Путин на днях предложил созвать специальный форум под эгидой ООН, на котором комплексно рассмотреть проблемы, связанные с исчерпанием природных ресурсов, разрушением среды обитания, изменением климата.

 

5. Предложения по усилению роли «энергетической двадцатки»

Разделяя отраженное в проекте коммюнике мнение, мы в полной мере одобряем намерения государств-участников «энергетической двадцатки» по облегчению доступа к энергоресурсам и развитию энергетических рынков. Мы поддерживаем также предложение об активном участии «энергетической двадцатки» в мониторинге и регулярной оценке инвестиционной ситуации в энергетике.

При этом мы полагаем, что в перспективе роль «энергетической двадцатки» в развитии мировых энергетических рынков должна возрастать. В этом контексте хотелось бы высказать некоторые соображения, направленные на усиление нашего влияния в будущем. 

Инвестиции в масштабные энергетические проекты нередко не могут быть осуществлены без поддержки государства. При этом государства могут использовать различные инструменты, включая участие в капитале проектов, налоговые льготы, гарантии кредитов, поддержку развития необходимых технологий и т.п. По нашему мнению, было бы интересно сравнить возможные формы государственной поддержки инвесторов, которыми могут быть и частные, и государственные компании.

Представляется, что наша «энергетическая двадцатка» могла бы, с участием таких международных организаций и объединений, как МЭФ, МЭА, ФСЭГ, ОПЕК, АТЭС, БРИКС, ШОС и торгово-инвестиционных партнерств, выбрать наиболее адекватные варианты государственной поддержки инвестиций и принять соответствующие рекомендации. Такие «правила игры», сформулированные с учетом современных тенденций и вызовов мирового развития энергетики, могли бы служить долгосрочным ориентиром для инвесторов, способствуя тем самым предсказуемости энергетических рынков. 

В целом надеюсь, что наша первая встреча «энергетической двадцатки» будет иметь продолжение и способствовать позитивному развитию событий в мировом энергетическом секторе – в интересах производителей и потребителей энергоресурсов; развитых, развивающихся и беднейших стран; в интересах мировой экономики в целом.

Доклад Министра
docx 37.41 КБ Скачать Скачивания: 574