Вы здесь

Back to top

Интервью заместителя Министра Кирилла Молодцова журналу "5 колесо"

Кирилл Молодцов: «Не надо сразу "заливать соком", сначала нужно дать его попробовать»

Беседовал Дмитрий Панов

09.09.2017

О планах государства развивать рынок природного газа как газомоторного топлива и о том, когда может начаться заметный рост спроса на газомоторный транспорт в стране, нам рассказал заместитель министра энергетики России

Кирилл Валентинович, насколько важно сегодня для государства развивать рынок газомоторного топлива – природного газа?

В 2013 году Президентом России было принято решение заняться развитием рынка газомоторного топлива – это и компримированный (КПГ, CNG), и сжиженный природный газ (СПГ, LNG). Инициатива развития этого рынка в стране, по большей части, исходила от «Газпрома».

Четыре года назад в России было чуть более 200 газозаправочных комплексов, а объем потребления сухого газа, направляемого на компримирование в целях сбыта газомоторного топлива, составлял около 400 млн кубометров. Потребители были, в основном, частные, преимущественно из южных регионов. Средняя загруженность комплексов составляла примерно 8% от их средней номинальной мощности. Они представляли собой старые, не обновленные заправки, которые с точки зрения экономической эффективности интереса не представляли. В общем, сбыт компримированного газа нельзя было назвать системой.

Одно уточнение. Вы сказали, что главные вопросы исходили в основном от «Газпрома». Почему только от него?

Потому что «Газпром» – основной производитель и поставщик газа в стране. Независимые производители газа на российском рынке активно развиваются, их доля сегодня превышает 40%. Но создание системы реализации газомоторного топлива от производства до компримирования и донесения конечному потребителю – задача довольно финансовоемкая. Для независимых производителей газа, таких как «Роснефть», «Новатэк» и иных частных компаний, она не представляла экономического интереса.

Основным стимулом для «Газпрома» было, конечно, увеличение рынка сбыта газа. Первоначальные цифры, которые заявляли в «Газпроме», поражали своей грандиозностью. Если в 2013 году, как я уже сказал, потребление составляло 400 млн кубометров, то в период с 2020 по 2025 год компания ожидала увеличения до более 8 млрд кубометров. Но это были завышенные ожидания. Согласно нынешней программе развития, к 2020 году объем составит 1,26 млрд кубометров при росте количества заправочных комплексов с насчитывающихся сегодня 242 до более 740. За 2016–2017 годы «Газпром» уже открыл и планирует открыть в стране более 50 комплексов. Подтягиваются и другие компании. Только в этом году различными компаниями будет введено в эксплуатацию 45 комплексов. И это будут не только чисто газозаправочные, но и мультимодальные, создаваемые на базе АЗС, комплексы, которые реализуют традиционные бензин и дизель. Раньше комплексы размещались, условно говоря, рядом с «трубой». Теперь же от этой «трубы» можно делать ответвления и подводить газ к обычным АЗС. На них после определенной реконфигурации можно производить заправку и компримированным природным газом, и, при необходимости, сжиженным природным газом. Вот такая парадигма развития существует сейчас.

Отмечу, что государство субсидирует покупку газомоторного транспорта для городских и коммунальных служб. В этом году на программу выделено 3 млрд рублей. За три года действия программы количество машин, работающих на компримированном газе, увеличилось на 5 тыс. ед. Преимущественно в сфере общественного транспорта. Это, конечно, невысокие цифры. Но мы только в начале пути.

Есть еще одно направление развития рынка газомоторного топлива. Оно относится в основном к сжиженному природному газу. Это создание для дальнобойщиков «линейных» сетей для передвижных заправочных комплексов на основных российских магистралях. Такие сети должны связывать крупные города, между которыми идет много большегрузного транспорта. Например, между Москвой и Казанью или Москвой и Санкт-Петербургом. Наработки в этом направлении уже есть. В частности, КАМАЗ выпускает машины, оснащенные такими мобильными заправочными комплексами с СПГ.

Вы сказали, что к 2020 году количество CNG-заправок превысит 700. Были ли определены приоритетные регионы для строительства таких заправок?

Увеличение газовых заправок в регионе зависит от самого региона. На данном этапе ожидается, что большая часть заправок будет появляться в южных регионах, таких как Ставрополье, Краснодарский край, Ростовская область, где, как я говорил, уже существует некоторый сложившийся спрос на КПГ. Сегодня сильно растет спрос на КПГ в Татарстане. В 2014 году в рамках подготовки к летней Универсиаде почти весь общественный автобусный транспорт Казани был переведен на компримированный газ. Программа перевода городского транспорта на газ есть во Владимирской области, Санкт-Петербурге. Сейчас Минэнерго будет активно содействовать увеличению общественного CNG-транспорта в Москве и Московской области. Хотя здесь есть значительные сложности, связанные с высокой плотностью застройки и проблемами с предприятием «Мосавтогаз». Эти задачи предстоит решать.

Действующие нормативы не позволяют строить газозаправочные комплексы вблизи городской инфраструктуры, то есть в черте города. Планируется вносить корректировки в нормативную базу?

Вы сейчас затронули очень важную для нас тему. В феврале этого года были приняты поправки в закон, по которым класс опасности автозаправочных станций, предназначенных для заправки транспортных средств природным газом, был переведен из 3 в 4, то есть понижен.

Что это означает?

Кроме снятия ряда барьеров, связанных с обслуживанием, газозаправочные комплексы теперь не должны быть бункерного типа. Это позволило создавать мультимодальные комплексы. Но статус опасного производства остался. В начале 2010-х годов обычные АЗС были выведены из класса опасности. Сейчас наши усилия, связанные с обнулением класса опасности для газозаправочных станций, нашли поддержку у законодателей только на уровне снижения класса, а не полного его обнуления.

Поэтому в Москве с ее высокой плотностью застройки все газозаправочные комплексы – их девять – находятся на МКАД. Возможно, вы знаете, что четыре из них – это недействующие комплексы «СГ-Транс». Сейчас эти комплексы являются собственностью федерального государственного унитарного предприятия «Мосавтогаз», которое, как мы ожидаем, в ближайшее время перейдет под оперативный контроль Министерства энергетики РФ. И мы надеемся, что это позволит нам восстановить функционирование сети этих комплексов, создать условия для ее последующей приватизации и эксплуатации в рамках экономически обоснованной модели.

Если бы газовые заправки имели доступность такую же, как у обычных АЗС, то огромное количество различных машин, которым обладает московский регион, наверняка создало бы хорошие условия для развития рынка газомоторного топлива. Но выходит, действующие регулятивные меры это сделать не позволяют?

Мы надеемся, что к 2020 году в Москве и Московской области сформируется сеть АГНКС, насчитывающая порядка 50 объектов.

Так городскому жителю для заправки метаном придется ехать на МКАД или в область?

Москва – это, условно говоря, круг с радиусом 20 км и окружностью длиной 120 км. Если в треугольнике со сторонами длиной 20 км, в котором вы живете или работаете, на первом этапе развития будут располагаться 2–3 заправки, то это будет вполне приемлемо.

Какое увеличение рынка легковых автомобилей, использующих природный газ, прогнозируется?

Сегодня в России порядка 150 тысяч единиц техники, использующей природный газ. Из них около 80 тысяч – это легковые автомобили. В соответствии с Госпрограммой Минтранса России, к 2020 году ожидается рост числа таких автомобилей до 250 тыс., в том числе легковых до 130 тыс.

Темпы развития, заложенные в программу, довольно низкие. При существующей слабой базе газомоторный рынок будет фактически топтаться на месте. Хотя хорошее развитие этого рынка положительно отразилось бы и на кошельках многих граждан, что является несомненным плюсом, и на экологии, что тоже хорошо. Может быть, государство просто не заинтересовано в увеличении доли газомоторного топлива за счет сокращения объемов потребления более доходных для бюджета бензина и дизеля?

Для того чтобы заместить потребление всего автомобильного топлива в стране за год, нужно порядка 140 млрд кубометров газа, который будет компримирован. А у нас сегодня только одних свободных мощностей больше 160 млрд кубометров. При таких возможностях мы могли бы закрыть все нефтеперерабатывающие заводы, поставляющие бензин и солярку (смеется). Газа много. В России это профицитный товар. Поэтому его крупнейший производитель – «Газпром» – и начал осваивать этот рынок. Это перспективное направление, и государство поддерживает развитие газомоторного топлива, не забывая и об интересах нефтяников. Как я уже сказал, сегодня нашим приоритетом является создание мультимодальных комплексов. Для этого хорошо подходят АЗС «Роснефти», «Газпром нефти» и «Газпрома». Конечно, создание таких комплексов должно быть выгодно компаниям и зависит от спроса на газомоторное топливо со стороны потребителей.

А спрос низкий. Получается замкнутый круг: заправкам нужен потребитель, а потребителю заправки. И тех и других мало, поэтому развития фактически нет. Возможно, нужно расширить меры поддержки, например субсидировать создание газозаправочных станций?

Думаю, действующих мер достаточно для начала нормального развития. Мы не считаем, что нужно субсидировать создание газозаправочных станций.

Возможно, на начальном этапе это необходимо, чтобы дать некий импульс развитию? В «Газпром нефти» говорят: чтобы газозаправочный комплекс был окупаемым, количество заправляемых машин в день должно вырасти с нынешних 40 в 10 раз, а при существующем уровне спроса этот бизнес невыгодный.

Но ведь газозаправочные комплексы строятся. Вот смотрите: «Газпром» строит, «Роснефть» строит. А потом возникает вопрос: из чего субсидировать? Мы работаем над созданием нового рынка, который профицитен. Он, прежде всего, для тех игроков, которые нацелены создавать для себя новый рынок сбыта и готовы делать долгосрочные инвестиции. Раньше никто не смотрел на период возврата инвестиций, превышающий три года. А теперь многие готовы говорить о семи годах.

Наверное, можно было бы землю под строительство комплексов давать по льготной цене. Но тогда возникнет вопрос: почему на конкурентном рынке должны быть такого рода преимущества?

Уверяю вас, как только компании увидят хороший рост потребителей газомоторного топлива, их интерес к созданию комплексов заметно вырастет. Но выиграет на этом рынке тот, кто придет на него первый. Импульс в данном случае должен возникнуть в голове предпринимателя.

Исходя из ваших слов, можно сделать вывод, что пока этот бизнес невыгодный, но в перспективе станет прибыльным.

Нельзя говорить, что он невыгодный и сегодня. Задача увеличения прибыли из учебника политэкономии – это снижение затрат и рост оборачиваемости капитала. Вопрос рентабельности для ГМТ можно решить на начальном этапе технологическим путем: вместо строительства комплекса начать использовать ПАГЗы (передвижные автомобильные газозаправщики).

Какой объем инвестиций это требует?

Мультитопливная заправка в зависимости от региона может стоить от 80 до 200 млн рублей, то есть достаточно дорого. Дооборудование действующей АЗС системой ПАГЗ обойдется от 6 до 20 млн. Причем система за 20 млн. рублей – это уже почти как стационар размером с 20-футовый контейнер. «Роснефть» начинала в 2013 году в Сочи оснащать свои заправки системой ПАГЗ стоимостью примерно 6 млн. рублей.

Кроме того, на данном этапе развития этот бизнес нужно создавать с привязкой к крупным потребителям – это корпоративные парки, автопарки общественного транспорта. В Москве, например, 11-й автопарк объявляет тендер на поставщика компримированного газа для своих 150 автобусов. Возможно, количество автобусов там будет порядка 300.

Надо также понимать, что спрос на газомоторное топливо зависит от локации. Например, где-нибудь на кольцевой дороге возле федеральной магистрали возведение комплекса будет выгодно, а в районе Рублевского шоссе – невыгодно, потому что, возможно, там не будет такого количества газомоторных машин. Опять же, кто придет на этот рынок первый, тот имеет возможность занять лучшие места.

Государство может создать такие условия, что и на Рублевке будет много газомоторных машин. Еще не так давно клиенты премиум-класса в России и к дизелю относились предвзято. Кстати, в этом году глава Audi Руперт Штадлер заявил, что он большой фанат CNG-топлива, и что эта технология имеет значительные преимущества.

Мне недавно показывали фотографии нового Mercedes E-класса с двигателем CNG…

Это технологическая тенденция.

Да. Использование метана в качестве топлива очень выгодное. Летом у нас в течение месяца на тесте находилась Lada Vesta CNG. Ее среднее потребление бензина и метана одинаковое – порядка 7 литров на 100 км. Но CNG стоит (в Москве, прим. редакции) 16.50, а 92-й бензин в районе 37 рублей. Я, правда, не могу сказать, как компримированный газ сказывается на тяге двигателя, поскольку мы ездим небыстро, в условиях загруженных московских дорог. Но для таких условий эта технология вполне подходит.

Ford Sollers в России выпускает экспериментальные партии модели Focus, работающей на компримированном газе. Это технология их европейских коллег. В компании говорят, что в режиме потребления газа рабочие характеристики остаются такими же, как и в режиме работы на бензине. Причем во всех климатических зонах страны.

Это интересно, надо срочно связаться с Ford Sollers.

Европейцам не предлагали развивать экспорт CNG?

Предлагали. Еще два года назад я говорил, что Россия может обеспечить поставки трубопроводного газа в Европу, по объему превышающие в два раза их текущее потребление. На тот момент мы поставляли им порядка 150 млрд кубометров. Но, как вы знаете, там сегодня политика периодически перекрывает здравый смысл. При том, что во всей Европе идет значительное снижение добычи собственного газа и растет потребление.

Вы упоминали программу субсидирования закупки газомоторного транспорта для городских и коммунальных служб, на которую в этом году выделено более 3 млрд рублей. Но непонятно, стимулирует ли она на самом деле рост рынка газомоторных машин, поскольку объема выделенных средств недостаточно даже для существующего количества ежегодных закупок газомоторного транспорта.

Вы хотите сказать, что объем субсидий должен превышать спрос на газомоторный транспорт, то есть соответствовать планам его продаж? Но дело в том, что у нас нет таких планов. Мы ориентируемся на сбыт топлива. В первую очередь, нужно, чтобы газомоторных комплексов становилось больше. С увеличением их количества будет расти и рынок газомоторных машин. Чтобы вы лучше поняли, о чем я говорю, приведу один пример. В детстве мне дали попробовать сок манго. И он мне сильно не понравился тогда. А сейчас я люблю сок манго. Так вот задача первого этапа программы, действующего до 2020 года, – дать потребителю возможность попробовать. Это означает, что не надо сразу «заливать соком», сначала нужно дать его попробовать.

Вот, кстати, вопрос вам: вы верите, что Москву можно перевести на электробусы?

Наверное, это возможно. Но при наличии в городе газомоторных комплексов использование автобусами метана было бы целесообразнее.

Я тоже так думаю. Метановые заправки должны находиться на территории автопарков. Это решаемая задача. Проблема в том, что Москва не торопится развивать газомоторный транспорт, как будто чего-то ждет.

Для развития газомоторного рынка необходимо, чтобы появлялось больше легковых CNG-автомобилей, выпущенных на заводе, с гарантией и официальным сервисным обслуживанием. Пока такой автомобиль есть только у АвтоВАЗа. Автопроизводителям нужен спрос. Вот, например, в Ford Sollers говорят: чтобы Focus CNG имел конкурентоспособную цену на рынке, объемы его производства должны быть не ниже 30 тыс. ед. в год.

Вы же наверняка знаете, что в этом году программа стимулирования закупок газомоторного транспорта для городских и коммунальных служб была распространена на производителей легковых машин. Сегодня газовое оборудование на автомобиле Lada Vesta CNG составляет 120-130 тыс. рублей. Потребитель, приобретая эту модель, доплачивает всего 30 тыс. Остальную часть за него фактически платит государство. Эти переплаченные 30 тыс. владелец вернет уже за первый год эксплуатации.

Да. Но все же думаю, что для популяризации газомоторного топлива надо стимулировать непосредственно частных потребителей, покупателей легковых машин сегмента массмаркета. А корпоративная, автопарковая техника будет заправляться на закрытых территориях автопарков, что не привлечет большое внимание массового потребителя к газомоторному топливу.

Общественный транспорт – это коммерческий транспорт, который важнее. Он сможет внести больший вклад в оздоровление экологии и повысить экономию бюджетных средств. Частный же собственник имеет выбор и может позволить себе ездить на бензине или дизеле.

Результаты программы развития газомоторного рынка, которые я называл, реальные и будут достигнуты. А дальше уже будет поставлен вопрос, какое в стране количество потенциальных потребителей легковых автомобилей, использующих газомоторное топливо, и что нужно для их вовлечения в проект ГМТ.

Когда у локальных автопроизводителей может проявиться значительный интерес к выпуску CNG-моделей?

2020 год должен стать переломным и в сознании потребителя, и в сознании производителей. Следующий этап развития, после 2020 года, если говорить о Москве, будет связан, скорее всего, с появлением частных комплексов и ПАГЗов.

Как вы считаете, Москва согласится сделать бесплатные парковки для газомоторных машин?

Отличная идея.

А почему тогда сделали бесплатные парковки для электрокаров, но не сделали для газомоторных машин? Кстати, на выработку электричества для электрокаров нужно тратить уголь, мазут или тот же газ.

Поэтому я согласен, что некоторые стимулы рынку частного легкового газомоторного транспорта нужны. Сергей Семенович (Собянин, прим. редакции) говорит, что нам нужно бороться за экологию Москвы, а у CNG-транспорта, по сравнению с бензиновыми автомобилями, объем вредных выбросов в 6–9 раз меньше. Поэтому будем инициировать создание бесплатных парковок для газомоторного транспорта.

Ссылка на интервью: http://5koleso.ru/articles/intervyu/kirill-molodcov-ne-nado-srazu-zaliva...